Новости песоченской епархии

О празднике Сретения Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа 14 Февраль 2017

Праздник Сретения Господня, который Православная Церковь молитвенно отмечает 15 февраля, знаменует собой важное событие не только в жизни христианской Церкви, но и в истории всего человечества.

В этот день в храме Иерусалима было засвидетельствовано, что обещанный Богом Мессия уже пришел в мир, а значит, и Царствие Небесное открылось для человека.
Событие, давшее начало этому двунадесятому празднику, произошло в Иерусалимском храме в сороковой день по рождении Спасителя. Пресвятая Богородица, следуя ветхозаветному закону, принесла Младенца Иисуса в Иерусалимский храм, чтобы посвятить Его Богу, где Его встретил старец Симеон. В честь этой встречи (по-славянски — сретения) и назван праздник.
Сретение символизирует собой встречу Церкви ветхозаветной и Церкви новозаветной. Свт. Феофан Затворник (XIX в.) писал: «В лице Симеона весь Ветхий Завет, неискупленное человечество, с миром отходит в вечность, уступая место христианству...».

Событие праздника
Что же произошло в этот день в храме Иерусалима? О самом событии нам сообщает только один евангелист – святой апостол Лука (Лк. 2:22-40). Однако это не должно никого смущать. Действительно, в своих Евангелиях ученики Господа в чем- то повторяют друг друга, что только лишний раз доказывает истинность произошедших событий, но о некоторых моментах жизни Христа есть упоминание только в одном из четырех Евангелий.
Это можно объяснить по-разному. Во-первых, только конкретный евангелист мог быть свидетелем того или иного события в жизни Господа. Во-вторых, именно этому евангелисту о данном событии мог рассказать Сам Христос. В-третьих, все Евангелия говорят нам только о том, что важно для нашего спасения.
Итак, по Закону, данному Богом израильскому народу, после рождения в семье ребенка мужского пола в течение сорока последующих дней матери запрещалось входить в храм Иерусалима (см.: Лев. 12). Эти дни были временем очищения. Однако в сороковой день родители должны были прийти в храм и принести благодарственную и очистительную жертву. Если ребенок был первенцем – его посвящали Богу. Посвящение было во исполнение Закона, а в качестве благодарности и очищения в жертву приносили двух голубей.
Дева Мария, по святости Своей, не имела необходимости в исполнении данного закона, поскольку неискусомужно родила Источник чистоты и святости, однако Она все же его исполнила по Своему великому смирению и послушанию. В сороковой день по рождению Богомладенца Пресвятая Богородица с праведным Иосифом принесли Его в Иерусалимский храм – центр религиозной жизни богоизбранного народа.
Как свидетельствует Предание Церкви, в свое время праведному Симеону было дано откровение, что он не умрет, пока не увидит обещанного Богом Спасителя мира. Считается, что праведный Симеон был одним из 72 переводчиков-толковников, которые по приказу египетского царя Птолемея II Филадельфа (285–247 гг. до Р.Х.), перевели Священное Писание с древнееврейского на древнегреческий язык. Этот перевод получил название Септуагинты и сыграл важную роль в истории христианской Церкви, ведь именно с нее были сделаны последующие переводы Ветхого Завета на другие языки, в том числе на церковнославянский.
Итак, когда святой Симеон переводил книгу пророка Исайи, то в пророчестве о рождении Мессии от Девы он слово «Дева» хотел заменить на «Жена», думая, что первое слово – это ошибка. Тогда-то ему и явился ангел Божий, запретивший исправлять слово, а также предрекший, что Симеон не умрет, пока не увидит исполнения данного пророчества.
В день Сретения, по особому внушению Божию, старец пришел в храм как раз в тот момент, когда там были Богородица, Иосиф Обручник и Богомладенец. Праведный Симеон взял Христа на руки, и, возблагодарив Бога, произнес с радостью молитву: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля» (Лк. 2:29–32). Слова молитвы святого Симеона можно выразить так: «Теперь Ты, Владыко, отпускаешь меня, раба Твоего (из этой жизни в другую), по слову Твоему (согласно Твоего обещания), с миром (спокойно), потому что глаза мои увидели то спасение, которое Ты приготовил для всех людей». Тем самым праведный Симеон возвестил будущее спасение не только народу Израиля, но и всему человечеству в целом. После этого святой старец произнес пророчество и для Матери Божией: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, – и Тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец» (Лк. 2:34–35). Это второе предсказание раскрыло будущие страдания Господа, Его жертву за мир и человечество, а также те испытания, которые в дальнейшем пришлось пережить Самой Богородице. После этого события праведный Симеон стал называться Богоприимцем.
Воспоминание об этой евангельской истории каждый день звучит в православном богослужении. Это Песнь Симеона Богоприимца, или иначе — «Ныне отпущаеши». Свт. Лука, архиеп. Крымский (XX в.) так писал относительно повторения на каждой вечерне этой молитвы: «Затем и для того, чтобы помнили о часе смертном, чтобы помнили, что и вам надлежит умереть в таком глубоком мире, как умер святой Симеон Богоприимец...
...Если хотите, чтобы на вас исполнились слова молитвы Симеона Богоприимца, если хотите иметь дерзновение в час смертный, повторить его молитву и сказать: "ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром", – если этого хотите, то пойдите за Христом, взяв иго Его на себя, поучаясь от Него, ибо Он кроток и смирен сердцем».
В Иерусалимском храме была также 84-летняя вдовица Анна, пророчица, дочь Фануилова, которая постом и молитвой служила Богу в храме день и ночь. Она «...славила Господа и говорила о Богомладенце всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме» (Лк. 2:37–38). В Евангелии рассказ о Сретении Господнем завершается так: «Когда они совершили все по закону Господню, возвратились в Галилею, в город свой Назарет».
В Сретении, христианская Церковь видит не только непосредственную встречу Богомладенца Христа со старцем Симеоном и исполнение необходимых очистительных обрядов. В своем глубинном, спасительном для человека смысле христианство понимает это событие как встречу Ветхого Завета (старец Симеон и пророчица Анна) и Завета Нового (Господь Иисус Христос). Исполнив положенный обряд, Господь показал, что Ветхий Закон не отрицается, но пришло время, когда его должен сменить Закон Новый – тот самый, исполнение которого приведет человека в Царствие Небесное.

История установления праздника
Праздник Сретения Господня — один из самых древних. Уже в IV веке он торжественно совершался в Иерусалимской Церкви, завершая 40-дневную праздничную череду от Богоявления, называемого также Эпифания. Древнейшим исторически достоверным свидетельством о церковно-богослужебном чествовании Сретения на христианском Востоке является «Паломничество ко святым местам», датируемое концом IV века и принадлежащее западной паломнице Этерии. Оно не дает Сретению самостоятельного литургического заголовка и именует его просто сороковым днем от Богоявления.
Второй по времени исторический памятник также происходит из Иерусалима. Это армянский Лекционарий, в котором засвидетельствована богослужебно-уставная практика начала V века. Однако и здесь праздник характеризуется как «Сороковой день от Рождества Господа нашего Иисуса Христа».
Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующий вывод: в IV–V столетиях Сретение существовало в Иерусалимской Церкви как местночтимый праздник – со всеми уникальными для Святой земли литургическими свойствами. Именование Сретения «сороковым днем от Рождества (Богоявления)», однозначно указывает на то, что первоначально данный праздник рассматривался в качестве своеобразного «отдания» всего сорокадневного цикла праздников, посвященных явлению в мир Сына Божия.
Праздник Сретения Господня постепенно начинает распространяться во всех поместных Церквях, его стали совершать в Константинополе и Риме. Важно отметить, что в качестве самостоятельного праздника годового календаря Сретение утвердилось в Римской церкви в конце V века, а в Константинопольской в первой половине VI века.
В VI веке, в правление императора Юстиниана (527–565), Византию постигло много бедствий. Сначала произошло землетрясение в Антиохии, сопровождавшееся многочисленными жертвами. Потом появилась моровая язва — эпидемия оспы, занесенной из Африки. Предание говорит, что в тяжелые дни, когда весь народ переживал страшные беды и болезни, Бог открыл одному благочестивому мужу, что страдания прекратятся, если будет установлено торжество праздника Сретения Господня. В этот день была совершена торжественная служба со всенощным бдением и крестным ходом. Данную гипотезу разделяют, однако, не все древние и тем более современные богословы и литургисты, хотя она, надо признать, является весьма популярной.
Таким образом, несмотря на свое древнее происхождение, он долгое время не относился к числу торжественных и великих. К двунадесятым праздникам его причислили в 544 году.

Святоотеческая экзегеза праздника
Древнейшим из сохранившихся авторских слов на Сретение считается «Слово на Сретение Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа», надписанное именем Исихия, пресвитера Иерусалимского (V в.). Существует большое количество произведений на темы Сретения: свт. Григория Неокесарийского (II в.), свт. Мефодия Патарского (III-IV вв.), свт. Кирилла Иерусалимского (IV в.), свт. Григория Богослова (IV в.), свт. Григория Нисского (IV в.), свт. Амфилохия Иконийского (IV в.), свт. Иоанна Златоуста (V в.), свт. Модеста Иерусалимского (VII в.), свт. Софрония Иерусалимского (VII в.) и др. В них особенное внимание уделяется участникам события Сретения.
Так, свт. Мефодий Патарский пишет: «Старец Симеон, сбросив немощь возраста и облекшись силою надежды, поспешил встретить пред лицем закона Подателя закона, самовластного Учителя, Бога Авраамова, Защитника Исаакова, Святого Израилева, Наставника Моисея, обещавшего открыть ему, как бы сзади (см.: Исх. 33:23), Божественное воплощение, богатого в бедности, предвечного в младенчестве, невидимого в видимом, непостижимого в объемлемом, величайшего в малом виде, находящегося в храме и на небесах восседающего на царском престоле и на колеснице херувимской, непрестанно пребывающего долу и горе, сущего в образе раба и в образе Бога Отца, повинующегося и царствующего над всем. Ты – Бог первый, и прежде Тебя не было другого Бога, родившегося от Бога Отца (см.: Ис. 43:10), и после Тебя не будет другого Сына у Отца, единосущного и равночестного».
Много говорится и об Анне Пророчице: «Анна – венец вдов: обликом жена, чином пророчица; во вдовстве пребывает, в Царстве Небесном обретается; ...постоянно пребывает в храме, а не скитается по чужим домам; воспевает псалмы, а не пустословит; пророчествует, а не баснословит; посвящает себя божественному, непристойному не предается. Анна превзошла восхваляемую апостолом Павлом вдовицу» (свт. Амфилохий Иконийский).
Святые отцы неустанно также прославляют и Божию Матерь: «Радуйся, вечно нескончаемая радость наша (Пресвятая Дева); к Тебе опять я обращаюсь. Ты – начало, средина и конец нашего торжества... Радуйся, сокровище любви Божией; радуйся, источник человеколюбия Сына; радуйся, осененная гора Святого Духа (Авв. 3:3). Ты воссияла, вожделенная Родительница Света (духовного) солнца, неприступными лучами пламенной любви, родив в конце (времен) рожденного от начала, явив сокровенное и неизреченное таинство, Сына невидимого Отца» (свт. Мефодий Патарский).
Смысловым центром всех проповедей становится величие сретаемого Бога: «Да радуется Адам, чрез Симеона ко Христу говорящий: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром" (Лк. 2:29); ныне разрешаешь меня от вечных уз; ныне разрешаешь меня от тления; ныне разрешаешь меня от смерти; ныне разрешаешь меня от печали, о Сыне мой и Боже! Сего во храме Симеон, взяв на руки... говорит: Сей есть Сый, и прежде Сый, и Отцу соприсносущный: Единородный, Единопрестольный, Единославный, Единосильный, Равномощный, Всесильный, Безначальный, Несозданный, Неизменный, Неописанный, Невидимый, Неизреченный, Непостижимый, Неосязаемый, Недомыслимый, Неограниченный» (свт. Кирилл Иерусалимский).

Иконография праздника
Иконография Сретения — иллюстрация повествования евангелиста Луки. Дева Мария передает Богомладенца на руки старцу Симеону — вот главный сюжет икон и фресок праздника. При этом за спиной Преблагословенной изображается Иосиф Обручник, несущий в руках или в клетке двух (реже – трех) голубей, а за спиной праведного Симеона – пророчица Анна, находившаяся вместе с ним в храме.
Богословским смыслом праздника является встреча Ветхого и Нового Заветов, что, конечно, отражается в иконографии: Божия Матерь и Иосиф обычно изображаются слева в движении направо, а праведные Симеон и Анна изображаются справа налево. Там, где они встречаются, Божия Матерь передает Богомладенца на руки Симеону, и тот принимает Его покровенными руками как Великую Святыню. Праведная Анна представляется со свитком в руке. Младенец же обычно облачен в короткую белую рубашечку, не закрывающую ножки.
Древнейший образ Сретения можно найти в одной из мозаик триумфальной арки в церкви Санта-Мария-Маджоре в Риме. Мозаика была создана в первой половине V века. На ней мы видим, как Богоматерь шествует с Младенцем на руках навстречу святому Симеону — в сопровождении ангелов.
Наряду с Благовещением, Рождеством и Крещением Сретение являлось одной из ведущих сцен в мозаичном убранстве храмов средневизантийского периода – святого Луки в Фокиде, Неа Мони на острове Хиос, церкви Успения в Дафни.
Самые древние изображения событий Сретения на Руси — это две фрески XII века. Первая — в Кирилловской церкви в Киеве. Вторая — в церкви Спаса на Нередице в Новгороде. Интересно, что на фреске Кирилловского храма Младенец не сидит, а лежит на руках Богородицы.
Необычный вариант иконографии Сретения есть в средневековом грузинском искусстве. На этих иконах нет изображения алтаря, вместо него — горящая свеча, символ жертвы Богу.
Рассматривая не только расположение Младенца, но и общую композиционную схему изображений, возможно, также выделить два других варианта иконографии праздника: Сретение, показанное в храме на фоне престола, являющегося центром композиции, и Сретение, происходящее на пороге храма, где святое семейство встречает Симеон Богоприимец. Примечательно, что в обоих вариантах часты изображения Евангелия на престоле. Эта иконографическая деталь, не соответствующая исторической действительности и ветхозаветному богослужению, подчеркивает наступление новозаветной эры, ознаменовавшейся явлением в мир Искупителя.
Начиная с XVII века, древнерусская иконография Сретения интенсивно дополняется новыми сценами и становится более детализированной: изображение новозаветной Троицы; взывающих ко Христу из ада ветхозаветных праведников; благовестие ангела Симеону, переводящему книгу пророка Исайи и др.
С событием Сретения связана икона Пресвятой Богородицы «Умягчение злых сердец», ее еще называют «Симеоново проречение». Икона «Симеоново проречение» символизирует исполнение пророчества праведного старца Симеона: «Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк. 2:35). Следует заметить, что этот образ очень похож на икону Божией Матери «Семистрельную». Но есть одно отличие. Стрелы, пронзающие сердце Богородицы, расположены на иконе «Умягчение злых сердец» по три справа и слева, одна снизу. У «Семистрельной» иконы — четыре стрелы с одной стороны и три с другой. Митрополит Антоний Сурожский так писал: «...Вместе с Ним в жертву как бы приносится и Матерь. Симеон Богоприимец Ей говорит: Но и Тебе пройдет сердце оружие, и Ты пройдешь через муку и страдание... И годы проходят, и Христос висит на кресте, умирая, а Божия Матерь стоит у креста безмолвно, безропотно, полной верой, полной надеждой, всецелой любовью отдавая Его на смерть, как приносила Она Его в храм живой жертвой живому Богу».